Под знаком мастера

Создание театрального действа на основе литературного текста, построенного по принципиально другими законами, — невероятно сложная практика. За недостатком оригинального режиссерского видения, умения расставить драматические акценты, представление может превратиться в монотонные литературные чтения. Еще сложнее, когда объектом драматического прочтения становится хорошо известный классическое произведение, ведь режиссер, с одной стороны, рискует утомить зрителя ходульным «забронзовели» образами и прописными истинами, а с другой — вызвать досадное ощущение несоответствия и несоизмеримости интерпретации и первоисточника.

Роман Толстого «Война и мир» стал для Фоменко и его учеников своеобразным испытанием. Над сценической версии в театре работали около семи лет. Несколько месяцев читали текст Толстого по ролям, создавали этюды, параллельно выпуская другие постановки. В результате родилась одна из самых интересных и известных спектаклей «Мастерской» (отмечена национальной премией России «Золотая маска» в номинациях «лучший спектакль малой формы», «лучший режиссер драматического театра» — Петр Фоменко, и «лучшая женская роль в драматическом театре» — Галина Тюнина), в которой ярко проявились как неповторимый колорит толстовской прозы, так и выразительные особенности фоменкивського стиля.

Панорамный размах эпопеи Толстого в спектакле ограничено несколькими сценами из первой части первого тома: от салона Анны Павловны Шерер до отъезда князя Андрея на войну. С романной завязки, своеобразного пролога к эпохальных событий, Петр Фоменко сделал завершен и самоценный произведение о мире накануне великих потрясений.

Монолог «Какая сила движет народами?» В начале спектакля наивно провозглашен милым и несколько неуклюжим Пьер Безухов в исполнении Андрея Казакова, — единственная дань длинным толстовских размышлениям о назначении истории. Зато невероятно живо и наглядно на сцене воспроизведена холодновато-светскую атмосферу салона Шерер, веселый именинный шум в доме Ростова, комически зловещую возню лакомых к наследию родственников вокруг умирающего графа Безухова, напряженно-гнетущую обстановку в имении Болконских.

Декорации и реквизит предельно условны. Запоминаются только завеса в виде карты Европы и недописанные портреты Наполеона и царя Александра, обрамляющие сцену с двух сторон. В реальность событий и персонажей заставляет верить только непостижимая магия актерской игры.

В «Войне и мире» актеры играют по несколько ролей, меняясь до неузнаваемости и, в то же время, объединяя даже самых отдаленных персонажей незримой присутствием собственной личности. Галина Тюнина одинаково блестяще удаются и темпераментная, экспансивная хозяйка салона Аннет Шерер в стильном «декадансном» одежде, и добродушная, увязла в домашних делах, графиня Ростова, и самоотреченная, полная христианской любви, княжна Марья. Полина Агуреева безгранично обаятельная как в образе юной и неуемной Наташи Ростовой, что «летает» по сцене в облаке белых рюшей, так и в роли веселой щебетуху Жюли Карагинои. Рустем Юскаев возникает на сцене то коварным князем Василием, то добряком графом Ростовом. Мадлен Джабраилова успешно перевоплощается в кокетливую француженку медемуазель Бурьен и создает выразительный образ обедневшей княгини Друбецкои, которая, в соответствии с обстоятельствами, умеет предстать и несчастной жертвой и хорошей подругой, и светской дамой. Как справедливо заметил один из российских критиков, плохо сыгранных ролей в «Войне и мире» просто нет. Даже второстепенные персонажи запоминаются благодаря яркому актерскому исполнению.