«Развал будет, пока не воцарится наш язык»

Возьмите последние нынешние события украинского кино — фестивале «Крок» и «Стожары». Такое ощущение, что все это происходило не в столице Украины, а где-то в Тамбове. Со сцены еще можно было услышать два украинских слова, а вне сцены, в кулуарах девяносто процентов украинских актеров, режиссеров, операторов самом деле оказались такими русскими — Не падхади!

Мне странно сегодня слышать, когда чрезвычайно талантливого русского писателя Андрея Куркова, которого я очень уважаю, называют украинским писателем только за то, что он живет в Киеве. Его прекрасные произведения написаны на русском языке, в них нет ничего украинского, национального, коренного, так зачем тянуть Куркова в украинскую литературу? Ему хорошо и в русской. То же самое думаю и о Кире Муратовой. Ну, живет гениальная всемирно известная режиссер Кира Муратова в Одессе, ну, говорит на русском, ну, снимает прекрасное русскоязычное кино. По каким же тогда критериям ее зачисляют в украинских кинематографистов? По месту жительства? Простите, Жванецкий тоже родился в Одессе, то давайте и Жванецкого отнесем к украинских писателей. Гоголь писал на русском, но в его произведениях хоть дух украинский был, обряды, обычаи. Сегодня уже слышу, что и Булгакова тоже надо относить к украинских писателей. Помилуйте, тогда и Кобзон — украинский артист, и Ахматова — украинская поэтесса …

Если уж очень кому-то хочется обогатить украинскую литературу или кино такими именами, тогда давайте будем называть их русскими художниками, которые творили в Украине, или родившихся в Украине, или в которых мать была украинской. Это не менее престижно для нашего государства, во всяком случае справедливо. Здесь же дело не в национальности, которая некогда была вписана в паспорт, и не в месте проживания. Параджанов не был украинским, но снимал настоящее украинское кино, и его заслуженно называют украинским режиссером. Рауль Чилачава или Абрам Кацнельсон не является украинский, но их тоже безоговорочно можно называть украинскими художниками, потому что творят настоящую украинскую поэзию.

Поэтому не надо самих себя обманывать, не надо смотреть на действительность через розовые очки и лелеять иллюзии о каком будущий прогресс украинского кино. Никакого развитию у нас не будет до тех пор, пока мы не восстановим полнокровного функционирования украинского языка во всех сферах жизни, пока она не запульсуе мощно и бесповоротно в нашей стране, как польский в Польше, французский во Франции, литовский в Литве; пока украинский проститутка не станет призывать клиентов украинском (Боже, со времен Хвылевого обо всем этом говорим и говорим!), вплоть до того не видать нам ни Оскаров, ни Нобелей. Без языка, без полного национального самосознания мы никогда ничего существенного не создадим ни в литературе, ни в кино, ни в экономике, ни в науке, ни в демократии. Мы просто станем нацией духовных евнухов. А евнухи, как известно, — бесплодны.