Иван Кавалеридзе во время оккупации

Иван Кавалеридзе во время оккупации Фильм Ивана Кавалеридзе «Прометей» (1935) вызвал негативную реакцию Иосифа Сталина, который, как известно, формировал кинорепертуар СССР по собственному вкусу. Особенно ему не понравились сцены, где раскрывался героизм чеченских горцев, в частности эпизод, в котором под постепенно затихающий гул голосов людей, идущих в атаку, появляются и плывут бурной рекой солдатские и офицерские фуражки, шапки, кирасы захватчиков.

Развенчание непобедимости русского оружия не осталось незамеченным вождем. По его распоряжению 18 февраля 1936 на страницах газеты «Правда» вышла написанная М. Кольцовым редакционная статья под названием «Грубая схема вместо исторической правды». В ней автора Прометея обвинили в формализме, натурализме, буржуазном национализме.

В течение пяти дней эта статья обсуждалась на собрании коллектива Киевской киностудии. В результате Ивану Кавалеридзе запретили работать с молодежью (до этого он руководил серией альманахов «Украинские песни на экране», которые ставили дебютанты. Основателя отечественного исторического фильма (о чем свидетельствует мемориальная доска, открытая в 2002 году на киностудии имени А. П. Довженко) отстранили от исторической темы и предложили снимать кинооперы, где он также проявил себя как первопроходец и новатор в этом жанре.

Не менее пагубно отразилась на творчестве И. Кавалеридзе и оккупация, которой ему не удалось избежать, и критика, в связи с этим высказана другим вождем — Никитой Хрущевым.

Война застала Кавалеридзе далеко от Киевской киностудии, которую на время войны был эвакуирован в Ашхабад. Тогда Иван Петрович ставил фильм «Песня про Довбуша» по сценарию писателя Любомира Дмитерко. В архиве Музея-мастерской И. П. Кавалеридзе в Киеве сохраняется командировочное удостоверение за № 412 от 19 мая 1941 года, выписано режиссеру Кавалеридзе, которого направили в Львовскую и Станиславскую области по 2 июля 1941 года. «Проезд разрешен в мягком вагоне».