Слово о языке на современном отечественном киноэкране

В картине «Письмо в Америку» (1999) слово пытается выступить заменителем действия и средством манипуляции: квартирантка вместо платы за помещение бросает в лицо хозяину (вялом интеллигенту) потоки лживых, лицемерных слов, а тот, в свою очередь, начитывает звуковое письмо в Америку , готовясь отослать бывшей подруге свое вербализованной миропонимания, плюнув при этом в объектив видеокамеры — некая антитеза финального «поцелуя в диафрагму» радикальная позавербальна действие, своеобразная реабилитация аутентичных черт «фильмичности».

Время доказало оправданность этого предвидения: одним из проявлений «отступления рацио» стало возвращение кино к визуальной доминанты. Человечество, привыкая к «считывания» пластических образов, иконическим изображений, предложенных экранами (ТВ и компьютера, on-line-предложениями Интернету и т.д.), постепенно привыкает к примата визуального над вербальным. По определению исследователя масс-медиа, теоретика средств массовой коммуникации Маршала Маклюэна: «Глаз принимает на себя функции уши».

Стоит нужно вспомнить, как в свое время культивированная годы в отечественном кино традиция позавербального создания кинообразы открыла путь избежания идеологического диктата произведениям мифо-поэтического направления, таким как «Тени забытых предков» (1964) Сергея Параджанова, «Родник для жаждущих» (1966) Юрия Ильенко , «Каменный крест» (1968) Леонида Осыки и др. Учитывая сталинскую идею о формировании мнений исключительно в вербальной форме, опыт визуально-поэтического мышления воспринимался как форма своеобразного диссидентства. Ведь поэтический визуальный образ, в отличие от вербализованной мысли, предусматривал многочисленные интерпретации и почти не подвергался цензуре и потому во видимой «нейтральностью» контрабандой «протягивал» на экран национальные архетип. Как следствие — «школу» украинского поэтического кино было закрыто административным путем.

Приняв в культурное наследие традицию поэтического высказывания, кинематограф независимой Украины продемонстрировал амбивалентность поэтического достояния (как известно, недостатки являются логическим продолжением достоинств и наоборот): склонностью к поэтичности время маскировали творческую несостоятельность высказаться «прозаично», а иногда — последствия психологического конформизма. Вспомнить бы такой фильм, как «Клятва» (1992) Василия Ильяшенко, — перепевы мотивов поэтического кино.