125 лет Пиноккио не расстается с детьми и взрослыми

— Ох, отец! .. если бы ты был здесь! ..

И больше он ничего не мог сказать. Закрыл глаза, раскрыл рот, выпрямил ноги и вовсю застонал, повиснув неподвижно ».

Согласитесь, мягко говоря, неожиданный финал для сказки … Сказочное отражение евангельских событий заканчивается тем, что главный герой умирает, и его смерть становится зловещим предупреждением для каждого непослушного ребенка: плата за непослушание — смерть. Это словно «антиевангелие», альтернативный новозаветную вариант «тех же ситуаций и образов», где место Бога любви узурпировано мстительным тираном и палачом. Что же хотел сказать этим Карло Коллоди, объявивший в «Детской газете», выходившая в Риме, конец своей сказки после сцены повешения?

Первое, что приходит на ум, — автор написал пародию на Евангелие: новый «Новый Завет» для детей, финал которого сводится к бессмысленной смерти главного героя. С этой точки зрения «Пиноккио» — история о лжемесию, и параллели с земной жизнью Христа выдаются здесь не только неуместны, но и откровенно кощунственными.

Однако я бы не спешил делать однозначные выводы. «Приключения Пиноккио», даже если книга местами и близка к пародии, к ней не сводятся. Прямые и скрытые аллюзии на Евангелие в «Пиноккио» действительно есть. Но это не значит, что целью автора было создать «антиевангелие». Скорее, он просто хотел написать популярную сказку-мессидж, используя сюжетную парадигму Нового Завета.

Откуда же у автора «Пиноккио» могла появиться идея написать «пародийное Евангелие»? Биография Коллоди позволяет предположить, что рождению такой идеи — рискованной с точки зрения религиозного сознания — способствовала … систематическая богословское образование, полученное автором сказки в стенах католической семинарии.

Лоренцини (настоящая фамилия автора всемирно известной сказки) родился в семье венецианской прислуги. Денег на его обучение у родителей не было. Поэтому единственным возможным способом получить образование для Карло оказалась католическая семинария, где он смог учиться благодаря протекции своей крестной матери — маркизы, в доме которой работали родители. Отказавшись принять сан священника, Лоренцини избрал полон невзгод и опасностей путь авантюриста и литератора. Он работал в книжном магазине, воевал, был театральным цензором, издавал сатирический журнал и, наконец, писал … Однако, как показывает анализ «Пиноккио», семинарская ментальность так никогда и не умерла в писателю. Насмешка над сакральным, осмеяния всего и всех, шутливые переработки священных сюжетов.