Свободные от чад

В цивилизованных странах, где налогоплательщику постепенно предоставляют часть своих налогов на те потребности, которые он считает наиболее актуальными, претензии чайлдфри впоследствии могут о себе заявить. В недалеком будущем особо активные надеются увидеть законодательно разделены части общества — работает и пополняет бюджет, а рожающие и продолжает род человеческий. Пока же они усиливают свои организации, а кое-где (например, в Австралии) подумывают уже и о политических партиях. Ну а на наших просторах формализация «добровольно бездетных» может произойти, если давление общества приобретет более выраженный характер. У наших северных соседей, в рамках борьбы за повышение рождаемости, отдельные политики уже призывают ввести налог для бездетных пар (такой, кстати, существовал в СССР), а также запретить аборты, стерилизацию и значительно усложнить процедуру покупки контрацептивов (с последним предложением, следует заметить, давно носился и наш Минздрав). Действие, как известно, порождает противодействие.

Так что в ответ на подобные инициативы «неразмноженцы» могут заявить о себе громче. Следует отметить, что чайлдфри сторонятся политики (точнее, не зацикливаются на ней, поскольку слишком разнородными. А вот политика их не игнорирует. Особенно это видно в России, где демографическая политика становится элементом политики государственной. Это ожидаемо, ведь во всех милитаристских, авторитарных и тоталитарных странах государство пытается влезть в семейную жизнь с вполне понятной целью — ему нужно как можно больше солдат, рабочих и налогоплательщиков, и добровольно бездетным невольно противоречит государству. Или не поневоле: недавно в русском сообществе ЧФ активно обсуждался стишок, неумелый по форме, но с четким содержанием — «Я не хочу для Путина деток плодить».