«Мороз, Мороз, иди к нам кутью есть! ..»

Угости целый мир

Праздничный стол притрушувалы сенцо и покрывали праздничной скатертью, под которую на четыре рожки стола клали зубчика чеснока как оберег от всякого зла, ведь в эту ночь, мол, гуляет злая сила. Против ее выходок хозяин засекал топором пороги хозяйственных помещений, приговаривая: «исчезнут, Сгинь, пропади, сила нечистая!». На стол ставили семь, девять или двенадцать постных блюд: вареники с грушами, пироги с разнообразными начинками, борщ с грибами, гречневую кашу с конопляным молоком, вареный горох и фасоль, голубцы с пшеном, рыбу и овсяный кисель. Разнообразный и богатый стол призван гарантировать благосостояние семьи в течение следующего года. Прочитав молитвы, отец первого ложку углу подбрасывал под потолок, чтобы рос долгий лен. Взяв в отдельную миску углу, прихватив с собой кнута, хозяин выходил на порог и трижды громко говорил: «Мороз, Мороз, иди к нам углу есть! А если не придешь, то и в Петров не приходи, потому будем тебя плетьми бить! ». На Гуцульщине на праздничный ужин приглашали также буйный ветер и черную бурю, волка, медведя и другого зверя и стихии. Верили, что в этот вечер можно услышать и понять, что говорят дикие звери и домашняя скотина, а также заметить, как небеса на мгновение раскрываются и вода превращается в вино. В сознании наших предков в этот вечер граница между «этим» миром людей и «тем» миром исчезает, а предки приходят на праздничный ужин. Гуцулы прежде чем садиться за стол, дули на скамьи, чтобы «Душечка не присесть». Предкам оставляли праздничный ужин с зажженной свечой на столе на всю ночь.

В некоторых деревнях киевского и житомирского Полесья до сих пор сохраняется старинный обычай, когда отец прячется за миской с пирогами и спрашивает детей: «Видите ли вы меня?» На что все дружно отвечают: «Нет, папа, не видим» «Ну, дай Бог , чтобы и на следующий год не видели! »- отвечает он. С миской углу и рождественским хлебом обходит хозяин всю свою усадьбу, угощает скот. Из дома его спрашивают: «Кто ходит» «Бог» «А что носит» «Пирог» «дай, Боже, и на тот год дождаться и Кутью хорошо производить». В этот вечер проходил древний по своему происхождению ритуальный обмен блюдами. Крестные отцы посещали своих Крестник, детки имели отнести ужин близким родственникам, девушки — досвитчаной матери, а женщины носили пироги и узвар «пупоризний бабе» — бабке-повитухе, которая помогала им рожать. На Покутье и в некоторых селах Гуцульщины состоятельные хозяева носили рождественский ужин бедным и сиротам.