ГОРМОНична женщина

ГОРМОНична женщинаГормональная система — найвразливиша в женском организме.
И если вы вдруг начали повнишаты, хотя едите так же, как и раньше, — возможно, она дала сбой. Сбои в работе эндокринных желез способны испортить фигуру.

Главный враг нашей гормональной системы — стресс. Причем не обычный — разовый, а систематический. Единичный стресс иногда даже полезен — как всякий сотрясение. Он «освежает». А вот ежедневный стресс пригноблюе деятельность всех систем организма. И в первую очередь — эндокринной.

Зачастую дамы даже не подозревают, что их постоянная вялость и розбитисть, отеки, несконцентрованисть внимания и быстрый набор веса связаны со сбоем в гормональный системе. И только когда начинаются нарушения цикла или хуже того (бесплодие и опухоли), женщины спохвачуються и начинают бегать по врачах.

Если вы заметили перечисленные выше симптомы — сразу же обращайтесь к врачу.

Ко всему, что касается гормонов, нужно относиться особенно осторожно. Усилить проблему легко, восстановить правильный баланс гораздо сложнее.

Прокалывают ушки маленьким принцессам

Прокалывают ушки маленьким принцессамОставив в стороне вопрос свободы личности, задумаемся, почему родители так торопятся проколюваты ушки своим маленьким принцесса? Что это — дань моде, родительская пихатисть или каприз самого ребенка? И если решение уже принято, то какие серьги выбрать, где провести эту процедуру и как потом ухаживать ушки?

Мотивы для прокола ушек своим дочерям у всех родителей разные: для кого-то — это прохождение культурным и религиозным традициям, как, например, в Индии и в Турции, где Прокалывание ушей новорожденным или детям в первые годы жизни является особым таинством, ритуалом посвящения в новую жизнь . Кто-то надевает сережки совсем малыш еще в роддоме, особенно это распространено в США.

Большинство «наших» родителей, чьи дочери в нежнейшим возрасте уже красуются в серьги, объясняют свое решение просто: красиво. А часто взрослые просто не выдерживают под натиском напучень девочек. Молодую модницы тоже можно понять: в Машка, Наташкы и Дашкы сережки уже есть, а у нее еще нет. Вот тут-то мама с папой и «ломаются».

Мираж любви

12На психотерапевтическую приеме:

— Сегодня он собрал вещи и ушел. Я ожидала этого. И даже хотела. Но сейчас не могу с этим справиться. У меня внутри больно и пусто. Я как будто зависла между жизнью и смертью.

— Как вы чувствуете, а можно ли, пусть очень приблизительно, но сравнить ваше состояние с клинической смертью?

— Да, очень похоже на то, как я его себе представляла. Коридор.

— А есть ли у вас выбор, сейчас, когда вы находитесь в этом коридоре? И что может быть после этой внутренней смерти?

— Жизнь?

— От кого зависит, когда вы выйдете из этого состояния, вернетесь к жизни?

— От меня. И я выбор уже сделала.

— Что изменится в вас, когда вы вернетесь?

— Я буду жить. Я не прикидатимуся. Я буду такой, какая я есть. Я буду свободной.

Я благодарна своим клиентам, маленьким и большим, за их доверие, за их опыт, их слезы, успехи и достижения. Я вместе с ними роста, вместе с ними умираю и народжуюся. Это сложно, иногда болезненно, но это мой выбор.

Разное

РазноеУкраина:

Тест на выживание

С 19 по 21 мая 2006 года в Центре современного искусства Замок Уяздовский (Варшава) прошла программа «Украина: тест на выживание» — представляет самую широкую панораму украинского короткометражного кино последних пяти лет, а это работы таких режиссеров, как Валентин Васянович, Марина Горбач, Михаил Ильенко, Степан Коваль, Анатолий Лавренишин, Елена Маришкина, Сергей Маслобойщиков, Евгений Сивоконь, Игорь Стрембицкий, Тарас Ткаченко, Тарас Томенко, Вера Яковенко.

В аннотации к программе «Украина: тест на выживание» сказано, что здесь «собраны фильмы разных по возрасту и мировоззрению авторов, их объединяет одно обстоятельство: им всем удается творить свое кино в условиях разрушенной киноиндустрии, при отсутствии финансирования и необходимой для съемки любой любого фильма инфраструктуры. Впрочем, многим украинским режиссерам удалось воспользоваться этой критической для кинематографа ситуации, превратив ее в собственную эстетическую платформу.

Слово о языке на современном отечественном киноэкране

Слово о языке на современном отечественном киноэкране С целью проследить в динамике актуальные языковые стратегии в экранном измерении, стоит оглянуться в недалекое прошлое, обратиться к периоду, который обычно связывают с началом тотальных изменений, — до второй половины 1980-х годов. Кинематограф этих суток прежде знаменует конец эпохи тоталитаризма (скорее — авторитаризма) с соответствующим изменением социально-политических и этико-эстетических приоритетов, среди которых: проявление социальной усталости от господства рационализма, сциентизма; разочарования в утопических идеалах и красноречивых декларациях по дальнейшим развенчанием веры в слово .

Симптоматический мотив, прочитывается сегодня метафорой конца логоцентризму, зарождение сомнения в убедительности слова, в его необходимости и значимости, внимательному зрителю наверняка удастся найти в фильме Киры Муратовой с символическим названием — «Перемена судьбы» (1987).

1 2 3 4 5 6