Еще кино или уже реклама?

Еще кино или уже реклама? Последние несколько месяцев оказались чрезвычайно богатыми на события во всех сферах жизни. Не обошлось без сюрпризов и в кино: в конце концов и украинский кинематограф дождался своего «первого блокбастера». Более того: вскоре после того получили и первый «историю любви», и даже первого претендента на приз Каннского фестиваля — «околооранжевого» эпопею, почти «революционную трилогию». Однако чуда не произошло: уже выход «Оранжевого неба» породил больше вопросов и сомнений, чем ответов и утверждений. Дальше не лучше: старательно разрекламированный «Прорвемся!» Так и не прорвался к сердцам публики и, в отличие от своего «предшественника», не вызвал значительного интереса ни у широкой аудитории зрителей, ни у критиков.

Хотя взятые вместе, эти два фильма таки создали резонанс в обществе, правда, не столько своими кинематографическими достоинствами, сколько своей «оранжевость». Действительно, и «Небо», и «Прорвемся», и даже зачислена сюда авансом «Orange Love» так или иначе «замешаны» на событиях осени 2004 — используя их для собственной рекламы или, возможно, наоборот, предоставляя событиям нынешнего года услуги по их актуализации.

«Белая тень — черный свет»

«Белая тень - черный свет» Так называется сборник авторских текстов и других документов, ее выпущено с предисловием п. Любомира Госейко к первой в мире ретроспективы фильмов Евгения Деслава (Е. Слабченко, 1899-1966) — выдающегося киноавангардиста, украинский по происхождению. Ретроспектива состоялась в 2004 году в Париже, в Центре Помпиду. Из книги, любезно присланной господином Л. Госейко, мы узнаем о более полную фильмографию Е. Деслава, всемирно известного прежде всего «Маршем машин», «Электрическими ночами» (1928) и «Монпарнас» (1929). В подборке текстов приведен авторский комментарий к «Роботов» (1930), показ которых сопровождался музыкой итальянского композитора-футуриста Руссоло, к «Мира на параде» (1931) и других фильмов, не все из которых сохранились. Особенно акцентируются эксперименты Е. Деслава с проекцией негативов (откуда и название сборника): от «Негатива» (1930) до «Изображений в негативе» (1955). Второй из этих фильмов сохранился, первое — нет; в подборке документов можем прочитать отзывы современников на него.

Людмила Горделадзе: признания кинематографа.

Людмила Горделадзе: признания кинематографа.— Расскажите, как возникла идея создания дизайнерского проекта «Стена любви» и кто его воплотил?

— Идея возникла у меня лично, а осуществили его работники кинотеатра. Подбирали материал администратор Павел Горделадзе и главный администратор Надежда Садовская.

— Где вы брали материалы: фотографии, плакаты?

— Что касается зарубежного кино, то из Интернета и совсем немножко из книг. Так же и с советским кино — из Интернета, книг, журналов, которые у нас есть, или получили в библиотеках. А вот с украинским кино было сложно. На открытии фойе был актер Вячеслав Воронин, работавший долгое время директором Театра киноактера. Он просто удивлялся: «Где вы взяли все это? И мою такую фотографию, и вообще всех наших киноактеров »Мы это брали из каталога, изданного Ниной Ильин (Гильдия киноактеров), но там очень плохое качество фотографий, мы, как могли, их« извлекли »компьютерными средствами.

Николай Княжицкий: Толчок для инвесторов.

Николай Княжицкий: Толчок для инвесторов. — Николай, вы занялись кино. Но в Украине давно уже идет обратный процесс, все, кто мог, с кино скрылись на телевидение, ведь там сегодня аккумулируются деньги. Какая у вас была мотивация?

— Я бежал из политической журналистики, а не по телевидению. Меня интересует не только кино, а медиа в целом. В свое время я создавал УНИАН, «Интерньюс», где с 1992 по 1997 годы действовал Центр творческого телевидения и выпускались фильмы.

— Вы ориентируетесь на серьезное кино. Чем вас привлек сценарий «Кровные узы», который написали Олег Гаренчар и Ондрей Шула?

«Киносценарное дело в корне изменило украинскую литературу»

«Киносценарное дело в корне изменило украинскую литературу»— Господин Богдан, говорят, что Геродот — «отец истории», а кто же является «отцом сценария»?

— Геродот! Самые первые сценарии были написаны именно Геродотом. У него есть описание боев Ксеркса, свидетелем которых он, пожалуй, был один. Эти фрагменты — совершенные киносценарии. Они записаны в сценарной форме: кто что сделал, куда пошел, как напал, которые реплики звучали. Можно снимать, ничего не меняя.

— Но основатели кино не снимали по Геродоту …

— Самые первые кинофильмы снимались без сценария. Тогда пришлось брать первоисточника — снимать классические произведения. И вдруг все заметили, что снимать их невозможно — надо переписывать, делать сценарные планы. Таким образом зародились киносценарии. Понемногу эта структура становилась самодостаточной. Лучшее в Украине это проявилось в сценариях Юрия Яновского. Работая редактором на Одесской кинофабрике, он подвергся столь мощного влияния киносценариев, ставший лучшим прозаиком в Украине — его проза стала кинопрозою. «Четыре сабли» Янов-ского вообще является лучшим достижением мировой милитарной прозы, лучшей, чем у Геродота. Действенность изложения в него чрезвычайно высока благодаря кинематографической мышлению.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10