Люди в киноискусстве

Люди в киноискусстве Аристотель в «Поэтике» после фабулы на второе место по важности поставил в трагедии характеры, а его современники наделили людей четырьмя темпераментами — слабого меланхолика и сильных: неудержимого холерика, оживленного сангвиника и заторможен флегматика. Эта классификация не удовлетворяла, и более поздние поиски различила людей за физическими признаками (астеник, атлетике, пикник — Кетчера), по их отношениям к окружению (екстравертивни и интровертивни — Юнг), а Шервуд, подытожив, даже вывел десятибалльной индекс темперамента с висцеротоничнои и соматотоничнои экстраверсии и церебротоничнои интроверсии. В свою очередь, театральная практика вывела довольно большую галерею типажей, поделив актеров с их психофизическими особенностями амплуа: трагик, комик, социальный герой, герой-любовник, резонер, простак, а к их женских соответствий добавила инженю, травести, кокетку т.д. Полными характеристиками были наделены конкретные персонажи драматургической классики и литературы — Гамлет, Ричард III, Макбет, Гобсек, Дон Кихот, Санчо Панса, Чацкий и другие.

Лабиринты барочных снов

Лабиринты барочных снов Воплощение драматургии исторически отдаленных эпох средствами современного театра — непростая режиссерское задача, с которой справляются единицы. Среди них — талантливый киевский режиссер Андрей Приходько. В его спектаклях неизменно поражают глубина и точность интерпретации, совершенное владение сценической речью (в которой гармонично поедуються визуальные, вербальные, музыкальные и ритмические элементы), замечательные актерские работы и непостижимое умение приблизить любой текст к настоящему, избегая этажного «модернизации».

Не стала исключением и новая постановка «Жизнь — это сон» (по П. Кальдерону), премьера которой состоялась 7 октября в Театральном центре Киево-Могилянской академии.

Война как карнавал безумцев

Война как карнавал безумцев То, что фильм участвовал в конкурсе нынешнего Каннского фестиваля и не получил высшей награды, не означает, что здесь хуже, чем в усыпано лаврами «подполье», художественное качество. Наоборот, по-моему, фильм показал, что Кустурица совершенствуется и как художник и как мыслитель. Но изменилась ситуация в мире, изменились предпочтения судейских команд. Страшный вирус военной агрессии и эскалации насилия перевернулся с Балкан на другие территории и уже в Каннах 2004 предпочтение отдается американской ленте о перипетиях вокруг политики американского президента Джорджа Буша, давая тем самым понять, что тема войны на Балканах уже не особо актуальна.

Только Кустурица показывает войну по-особенному — и в этом убедились все, кто в свое время видел его «Подполье». Показывает как карнавал безумцев. Ибо чем, как не безумием есть война? Что, кроме взрыва агрессии и ее ужасных последствий, она приносит?

Относительно нашего киноархива …

Относительно нашего киноархива ... Сохранить духовный кинопотенциал Украины сегодня является сверхзадачей и государства, и самих кинематографистов. Относительно нашего киноархива — Национального центра Александра Довженко, — то, по моему мнению, смысл его существования как раз в этом и состоит. По сравнению с Госфильмофонда России наш киноархив — дитя, ведь он создан всего несколько лет назад. Работа осуществляется по трем направлениям. Первый — научная работа по истории киноискусства Украины, проведение различных киномероприятиях и издание кинокаталогив т.д. Второй — накопление фонда кинофильмов. И, наконец, третий — сбор архивных фондов, грубо говоря, всякого кинодобра, не на пленке. Вот об этом, третий, направление и пойдет речь.

Сказочник маленького города

Сказочник маленького города В городе вечер: зажигаются фонари, сверкают рекламы и витрины дорогих магазинов, мимо которых прогуливается сита, хорошо одетая толпа. Неожиданно ее идиллический настроение поднимает визг тормозов. Среди дороги резко останавливается авто, перед которым невесть откуда выкатилась огромная, размером с человека, слеза. Кристально чистая и прозрачная, величественно и медленно катится она онемевшей улице мимо укляклих от удивления людей. Ее блеск затмевает мерцание драгоценных побрякушек на витринах и гладких шеях и пальцах. Людям, еще мгновение назад беззаботным, почему-то становится грустно на сердце, а в глазах начинает печь. То в равнодушных душах просыпается совесть, а в заскорузлых сердцах начинает пульсировать сочувствие к чужому горю. И уже не радуют собственные богатство и влияние, светские разговоры теряют смысл, испаряется пренебрежительное убежденность в том, что ты — хозяин жизни. Зато приходит необычно болевое ощущение жгучего стыда и осознание невозможности спокойно наслаждаться жизнью, когда рядом кому-то плохо …

1 2 3 4 5 6 7