Олег Скрипка: «Сегодня фольклор стал модой»

Олег Скрипка: "Сегодня фольклор стал модой" — Господин Олег, чем бы вы объяснили нынешний интерес к фольклору?

— В Украине это связано с тем, что идет процесс формирования украинской нации. Из нас хотели сделать советский народ, и частично это удалось. Но новое поколение (это за те 15 лет, когда Украина независимая) уже не попало под идеологический пресс, не почувствовало на себе советского промывания мозгов.

Традиция не умерла до конца. Тем более, мы всегда имели во времена Советского Союза профессионалов, фанатов своего дела, которые делали все возможное для сохранения традиции. Но то, что сегодня фольклор стал модой, думаю, заслуга и нашего фестиваля «Страна грез». Это такое большое сообщество людей, которые объединились, чтобы потом проводить и этот фестиваль, и вечеринки, и даже фольклорные экспедиции. Словом, наконец состоялся информационный взрыв. Эти процессы всегда были интересны людям, но как-то всегда происходили отдельно от общества. А благодаря фестиваля, благодаря разным коллективам, которые все это время работали, в Киеве это стало модой.

Кино обратных перспектив

Кино обратных перспектив 14 лет украинской независимости — время упадка украинского кино. Современное кино-и медиапространство — продукция в основном, с брендом «Made in Russia». Но после чотиринадцятиричних вагантивських путешествий, сцены убийства и издевательства больше не предопределяют даже чувство ужаса. За это время медиа-рынок нивелировал эстетические категории красоты, сочувствие. Кино сегодня — это и порнография, и насилие, и инфантилизации … и только не кино в смысле эстетическом. Да и события в самых кассовых кинолентах — не украинские, а российские.

«Высококачественная» продукция, которую видим на экранах, имеет немалое влияние на наше сознание и подсознание. Дмитрий Лихачев в свое время дифференцировал культуры на два типа: первичные и вторичные. Первичный тип — это, например, культура периода классицизма, реализма. Вторичные — это миры, в которых человек формирует свой реальный мир на проекции универсума, мира сверхчеловеческого, трансцендентального, вечного: эпохи барокко, романтизма, модернизма. Несмотря на то что Лихачев писал о культуре, а не о медийный масскульт, эта аксиома срабатывает и в этой системе координат.

Еще кино или уже реклама?

Еще кино или уже реклама? Последние несколько месяцев оказались чрезвычайно богатыми на события во всех сферах жизни. Не обошлось без сюрпризов и в кино: в конце концов и украинский кинематограф дождался своего «первого блокбастера». Более того: вскоре после того получили и первый «историю любви», и даже первого претендента на приз Каннского фестиваля — «околооранжевого» эпопею, почти «революционную трилогию». Однако чуда не произошло: уже выход «Оранжевого неба» породил больше вопросов и сомнений, чем ответов и утверждений. Дальше не лучше: старательно разрекламированный «Прорвемся!» Так и не прорвался к сердцам публики и, в отличие от своего «предшественника», не вызвал значительного интереса ни у широкой аудитории зрителей, ни у критиков.

Хотя взятые вместе, эти два фильма таки создали резонанс в обществе, правда, не столько своими кинематографическими достоинствами, сколько своей «оранжевость». Действительно, и «Небо», и «Прорвемся», и даже зачислена сюда авансом «Orange Love» так или иначе «замешаны» на событиях осени 2004 — используя их для собственной рекламы или, возможно, наоборот, предоставляя событиям нынешнего года услуги по их актуализации.

«Молодость» -35: война вкусов

"Молодость" -35: война вкусов 35-я «Молодость» оставила привкус сладко-горького коктейля, в который попали преимущественно семейные драмы и мелодрамы, несколько комедий и много фильмов о войне. Горчинки напитка добавил выбор жюри, который удивил всех. Журналисты, видевшие ленту «Обвиняемый» (реж. Якоб Тюзен), получившая Гран-при фестиваля, начали работать детективами, ища ответ на вопрос: «Кто заплатил уже второй год подряд победу очень посредственного датского фильма?». Ведь трудно понять, что художественного и нового удалось найти членам жюри в картине этого режиссера, который паразитирует на тематике догмивських фильмов и раз раскручивает тему инцеста. Директор фестиваля Андрей Халпахчи предвидел подобные вопросы и призвал не подозревать ни в каком давлении на жюри спонсоров и организаторов фестиваля. Остается поверить, что на Западе такое кино сейчас в цене и это сознательный выбор жюри. Кстати, в этом году возглавлял его голливудский режиссер Ирвин Кершнера, снявший 1980 «Звездные войны-V».

В поисках эстетического канона

В поисках эстетического канона В этом году Украина была представлена на «Молодости» пятью студенческими работами: «Попутчики» (реж. Игорь Стрембицкий), «Медвежья услуга» (реж. Евгений Алехин), «Приймак» (реж. Тарас Кушнир), «Лифт» реж. Евгений Тимохин), «Гнездо» (реж. Евгений Хворостянко). Жюри не отметило ни одного фильма, даже десятиминутный документальную ленту Стрембицкого, получившая «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском МКФ. Кроме того, и этого мизерного количества не всегда качественных работ достаточно, чтобы увидеть, какие ориентиры выбирают молодые украинские режиссеры в кинематографическом поле.

В глаза бросается отсутствие некой единой мощной традиции ( «национальной школы»), набора означникив, на который бы ориентировались все молодые режиссеры или, по крайней мере, их большинство. То есть национальная традиция у нас есть, и она, как принято считать, чрезвычайно мощная, но просмотр «молодых» фильмов свидетельствует: этой мощности хватает, не существует такого эстетического канона, которому бы никто не мог сопротивляться, и который предоставлял бы всем украинским фильмам неуловимой семейного родства.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98