игра

Детские развивающие и обучающие игры на улице

Детские развивающие и обучающие игры на улице1: Бездомный заяц
Из числа игроков выбирается охотник и бездомный заяц. Остальные игроки — зайцы, чертят себе круг, и встают во внутрь. Бездомный заяц убегает, а охотник его догоняет. Заяц может спастись от охотника, забежав в любой круг, тогда заяц, который стоял в кругу, должен сразу же бежать, так как он становится бездомным, и охотник будет его охотиться. Как только охотник поймает зайца, он сам становится зайцем, а бывший заяц — охотником.

2: Британский бульдог
Дети назначают двух ловцов ( «бульдогов»). «Бульдоги» стоят с одной стороны площадки, а все остальные — с противоположного. По сигналу одного из «бульдогов» все игроки должны перебежать на другую сторону. Но так, чтобы игрока не поймали «бульдоги». Тот, кого поймают, становится ловцом. Игра продолжается до тех пор, пока все бегуны не превратятся в «бульдогов».

3: Дай руку
Перед игрой дети выбирают территорию, за пределы которой нельзя выбегать. Выбирается один ведущий — Салка, другие игроки свободно передвигаются по площадке. Салка начинает ловить игроков, которые бегут от него, при этом дети стремятся взяться за руки с ближайшим игроком. Взявшись за руки, они останавливаются лицом друг к другу. В этом случае Салка не имеет право их всалиты. Если Салка догнал одиночного игрока, они меняются ролями.

Музыка для Андрюши, или Прелесть зла

Музыка для Андрюши, или Прелесть зла Творчество Киры Муратовой не менее чутко, чем барометр на изменения в атмосфере, откликается на нравственные изменения в обществе. Это и понятно, ведь человечество еще не придумало другого «прибора», который бы так точно реагировал на состояние морали, как творчество художника. В своей новой картине «Настройщик» Кира Муратова исследует именно это явление: легкость, с которой совершается зло, привлекательность зла, в данном случае — воровства.

Картина «Настройщик» вызывает определенные аллюзии с романом Достоевского «Преступление и наказание». Молодой человек, настройщик музыкальных инструментов, бедный, но с острой ежедневной потребностью денег, намечает себе жертву — богатую пожилую женщину, разрабатывает изящную комбинацию, как ее ограбить, и мастерски осуществляет это. С той разницей, что, во-первых, наказания за преступление здесь нет, т.е. нет мук совести или раскаяния, понесенные Раскольников.