жизнь

Можно ли «переесть» витаминов?

Можно ли «переесть» витаминов?Чуть ли не с пеленок каждый ребенок знает, что витамины — это вещества, которые абсолютно необходимы для жизни и хорошего самочувствия человека. Также общеизвестно, что они нужны в микроскопических количествах, подтверждая старинную истину «хорошего потрошки». Или выходит из этого, что в больших количествах витамины могут нанести вред, подобно некоторым ядами, которые в мизерных дозировках обладают лечебными свойствами?

Или наоборот: потребление больших доз этих жизненно важных веществ во много раз улучшит здоровье и продлит жизнь? Но по крайней мере, сторонникам здорового образа жизни (мы надеемся, таких среди наших читателей немало) не следует беспокоиться о том, что можно «обьистися» витаминов.

Понятно, что источники витаминов, период и способ их приема, достаточно широко варьируются в зависимости от индивидуальных особенностей организма. Для некоторых слоев населения, так называемых групп риска (в нашей стране, к сожалению, они составляют большинство), существует необходимость увеличенного дозировки потребления витаминов. И все-таки следует различать ежедневное потребление витаминизированный продуктов питания, которых все больше появляется на наших прилавках, и терапевтические высоких доз некоторых витаминов, принимаемых по распоряжению и под наблюдением врача.

Прокалывают ушки маленьким принцессам

Прокалывают ушки маленьким принцессамОставив в стороне вопрос свободы личности, задумаемся, почему родители так торопятся проколюваты ушки своим маленьким принцесса? Что это — дань моде, родительская пихатисть или каприз самого ребенка? И если решение уже принято, то какие серьги выбрать, где провести эту процедуру и как потом ухаживать ушки?

Мотивы для прокола ушек своим дочерям у всех родителей разные: для кого-то — это прохождение культурным и религиозным традициям, как, например, в Индии и в Турции, где Прокалывание ушей новорожденным или детям в первые годы жизни является особым таинством, ритуалом посвящения в новую жизнь . Кто-то надевает сережки совсем малыш еще в роддоме, особенно это распространено в США.

Большинство «наших» родителей, чьи дочери в нежнейшим возрасте уже красуются в серьги, объясняют свое решение просто: красиво. А часто взрослые просто не выдерживают под натиском напучень девочек. Молодую модницы тоже можно понять: в Машка, Наташкы и Дашкы сережки уже есть, а у нее еще нет. Вот тут-то мама с папой и «ломаются».

Венеция-61: незамеченный скандал

Венеция-61: незамеченный скандал Всякий солидный кинофестиваль — это достаточно жесткая иерархическая структура, в которой циркулирует символический и реальный капитал. Фестиваль — это прежде всего явление политическое, поскольку именно он осуществляет распределение на то, что является модным, престижным, а следовательно и прибыльным, и то, что вынуждено оставаться на маргинези кинематографического процесса.

Однако натуры более поэтические, безусловно, могут представлять кинофестиваль как гигантский ресторан, где потребляют мир в его образах. Лицо этого учреждения коллективного питания определяется шеф-поваром, богатством и изысканностью меню, качеством обслуживания. Если развивать эту гастрономическую метафору дальше, то мы увидим фестивале-столовые с мухами в супе, фестивале-генделыки, где только наливают, и фестивале-рестораны. Венецианский, безусловно, относится к последней категории — до наиболее гурманский и шикарных из них.

Сказочник маленького города

Сказочник маленького города В городе вечер: зажигаются фонари, сверкают рекламы и витрины дорогих магазинов, мимо которых прогуливается сита, хорошо одетая толпа. Неожиданно ее идиллический настроение поднимает визг тормозов. Среди дороги резко останавливается авто, перед которым невесть откуда выкатилась огромная, размером с человека, слеза. Кристально чистая и прозрачная, величественно и медленно катится она онемевшей улице мимо укляклих от удивления людей. Ее блеск затмевает мерцание драгоценных побрякушек на витринах и гладких шеях и пальцах. Людям, еще мгновение назад беззаботным, почему-то становится грустно на сердце, а в глазах начинает печь. То в равнодушных душах просыпается совесть, а в заскорузлых сердцах начинает пульсировать сочувствие к чужому горю. И уже не радуют собственные богатство и влияние, светские разговоры теряют смысл, испаряется пренебрежительное убежденность в том, что ты — хозяин жизни. Зато приходит необычно болевое ощущение жгучего стыда и осознание невозможности спокойно наслаждаться жизнью, когда рядом кому-то плохо …

Снова о немецкой драматургии

Снова о немецкой драматургии В этом году, как и всегда, на протяжении нескольких дней зрители (или «слушатели» — ведь речь идет о «чтение») имели возможность активно обогащать себя новыми фактами о «молодых» немецкоязычных авторов (все они примерно сорока-пятидесятилетнего возраста), узнавать о тенденциях развития современного театра или просто наслаждаться довольно интересными постановками уже не немецких, а украинских, режиссеров и игрой актеров опять-украинских.

На самом деле говорить об этом событии в целом трудно, потому что самое первое впечатление от всего увиденного и услышанного, — отсутствие какой-либо целостности. Да наверное так и должно быть, ведь пестрота — неотъемлемая признак всех подобных акций: организаторы имеют целью показать современный театр в его самых разнообразных проявлениях, поэтому и не удивительно, что некоторые из них могут кому-то не понравиться или даже показаться банальными.

Итак обо всем по порядку. Открылись чтения драмами Фрица Катера (н.1966, настоящее имя — Армин Петрас) — первый «Винет» (постановка Андрея Белоуса, Киев), второй «Время любить, время умирать» (Вадим Сикорский, Львов).

1 2