Медикализация детства: разрешено насилие

Умри, но не сегодня?

Длительное замалчивание многих аспектов массового насильственного охват инъекциями привело к тому, что этот, по сути, необъявленный широкомасштабный эксперимент превратился в повседневное явление. Проблема вакцинопрофилактики стала уже социальной, а не только медицинской. Международная организация прав человека и Российский комитет по биоэтике РАН постоянно педалируют эту тему — их материалы, в частности сборника «Вакцинопрофилактика и права человека», являются базовыми для назревшего общественного обсуждения. Ведь сложилось представление, что только прививки спасают мир от инфекционных заболеваний, только благодаря вакцинам «будет побеждена и ликвидировано» все или почти все вирусные и бактериальные инфекции. Это ошибочное и эфемерное благополучие. В наших роддомах на третьи сутки после рождения ребенку вводят БЦЖ: без всякого исследования и прочих «мелочей». Родителей никто не спрашивает, делать или не делать. При этом известно, что такая тотальная «забота» не привела к искоренению туберкулеза. Вакцинировать же можно только после диагностики, выявляет и отсеивает тех, кого прививать не надо, а таких немало.

Слово Гастону Рамону, автору дифтерийного анатоксина, входящая в состав АКДС: «Я — автор вакцины, но не могу утверждать, что она целиком и полностью безвредна. Прежде чем наступать таким образом на инфекции, следует спросить людей: хотят ли они идти по этому пути? Известны ли им все «за» и «против»? А я пока не знаю, что лучше ». Родителям не сообщают ни о дне проведения прививки, ни о составе АКДС, ни о том количестве противопоказаний, которые десятилетиями существуют относительно введения БЦЖ и АКДС. Они вводятся в первые полгода жизни ребенка, причем АКДС — трижды; это вакцины массового использования. Родители соглашаются на прививки преимущественно ради своего психологического комфорта, но экспериментировать на собственному ребенку — слишком дорогая цена за душевное спокойствие. По логике, педиатры должны были давно отказаться от такой практики проведения прививок: без иммунологов и генетиков, без индивидуального паспорта здоровья и иммунологического статуса на каждого ребенка, при отсутствии необходимой аппаратуры. Конечно, если все это будет учитываться, то врачи не смогут провести прививки ни одному ребенку. Некоторые врачи руководствуются единственным правилом — «Не навреди!», Поэтому практикуют отводы — иногда навсегда или хотя бы в школу или проставляют все прививки, пишут справки с перечнем «привит» и берут за это деньги. И осуждать их не надо — сегодня у них нет другого выхода.

Занимались ли эпидемиологи, инфекционисты, педиатры, иммунологи нашей страны вакциной АКДС? То, что эта вакцина дает наибольшее количество осложнений и летальности — известно давно. В организм ребенка вместе с чужеродными белковыми субстанциями вводятся и высокотоксичные соединения: вакцина АКДС содержит ртутную соль, мертиолят, вместе с формальдегидом. Ли соразмерное соотношение между потенциальным вредом от коклюша, дифтерии и столбняка, против которых используется АКДС, и реальной массовой вредом для здоровья детей? Или изучалось действие мертиоляту, сильного аллергена и клеточной яда, который используется в качестве консерванта в этой вакцине? Не учитывается ни крайне неудовлетворительное качество вакцин, ни то, что в конечной продукции они содержат опасные токсичные вещества, ни то, что не изучено их влияние на иммунную систему, они вызывают тяжелые осложнения, которые замалчиваются, что безопасность вакцин устанавливается на детях … Это апогей аморальности — эксперименты на здоровых детях в детсадах, школах, интернатах. Между тем из-за юридической неграмотности родителей эксперименты воспринимаются как «предназначенные бесплатные прививки», поэтому вопросов не возникает.