Идеологические эффекты базисного кинематографического аппарата

Итак идеологический механизм, действующий в кино, очевидно концентрируется в отношениях кинокамеры и субъекта. Вопрос заключается в том, кинокамера позволит субъекту установить и схватить себя в определенном модусе зеркального отображения. Наконец, избранные формы повествования, «смыслы» изображения не имеют особого значения, пока идентификация остается можливою25. Именно здесь вырисовывается (в общих чертах) специфическая функция, которую проводит кино как опора и инструмент идеологии. Эта функция устанавливает «субъекта» путем иллюзорного определения границ центрального расположения — независимо от того, относится ли это место богу или какому-то его заменителей. Это аппарат предназначен для достижения определенного идеологического эффекта, необходимого для господствующей идеологии: создавая фантазматизацию субъекта, аппарат делает свой эффективный вклад в поддержку существования идеализма.

Таким образом кино берет на себя роль, которую в истории Запада играли разнообразные художественные образования. Идеология репрезентации (как принципиальная ось, определяющий место понятия эстетического «произведения») и отражение (которая организует мизансцену, необходимую для конституирования трансцендентальной функции) в кино составляют единую взаимосвязанную систему. Все происходит так вроде субъект способен — и не без пидсав — осознавать собственную ситуацию: необходимо привить вторичные органы — инструменты или идеологические образования, способные выполнять его функцию как субъекта — на место его собственных дефектных. Фактически такая замена возможна лишь при условии, если сам инструментарий скрыто или вытеснены. Так, кинематографические элементы, нарушающие нормальный ход (весьма похожие на те элементы, которые знаменуют возвращение вытесненного) безошибочно предвещают вторжения инструмента «во плоти и крови», как в «Человеке с киноаппаратом» Вертова. Раскрытие механизма, т.е. вписывание работы фильма, разрушает дзеркалну незыблемость и определенность собственной идентичности.

Поэтому кино можно рассматривать как особый психический аппарат замещения, что соответствует модели господствующей идеологии. Репрессивная система (главным образом экономическое) призвана предотвращать отклонением и активному выставлению на показ этой «модели» 26. По аналогии можно сказать, что «бессознательное» не распознается (мы говорим об аппарате, а не о содержании фильмов, где бессознательное используется способом, слишком хорошо известен всем). С этим бессознательным аппарата связан способ производства фильма, процесс «работы» с его множественными детерминации, среди которых следует учитывать и те, которые зависят от инструментария. Вот почему соображения относительно базисного аппарата следует интегрировать в общую теорию идеологии кино. 1970.