Идеологические эффекты базисного кинематографического аппарата

Мир уже не является только «открытым и неопределенным горизонтом». Ограниченный процессом установления в рамку, скомпонованный, размещенный на должном расстоянии, мир предлагает объект, наделенный значением, интенциональных объект, который предполагается в действия «субъекта», созерцающий этот объект, и одновременно сам предусматривает такую направленную на него действие «субъекта». Вместе с тем, перенос [transfer] мира как изображение очевидно завершает феноменологическую редукцию, вынесение за скобки реального существования мира (временная остановка, что, как мы увидим, необходимая для создания впечатления реальности) обеспечивает базис для аподиктичности *** его. Множественность аспектов объекта в визуальном восприятии отсылает к операции синтезирования, к единству субъекта, осуществляющего конституирования. Гусерль пишет, что «один и тот же игровой кубик появляется то поблизости, то в отдалении, в модус« здесь »и« там », которые изменяются относительно постоянно осознаваемого при этом абсолютного« здесь », не принимается во внимание (оно соотнесены с моим собственным телом, которое также выступает как явище12). Однако каждый образ явления, содержащейся в одном из таких модусов — например, кубик здесь, в сфере близости, — сам в свою очередь оказывается синтетическим единством многообразия тех способов явления, которые принадлежат к этому модуса. В явления одной и той же близкой вещи выступает то один, то другой ее сторону, меняются визуальные перспективы, а также, — что можно наблюдать при соответствующей направленности внимания, — тактильные, акустические и другие способы явлення13 »14.

Согласно Гусерлем, «собственным достижениям [интенциональных анализа. — Ж.-Л.Б.] является раскрытие потенциальностей, которые имплицитно содержатся в актуальных переживаниях, благодаря чему в ноематичному плане истолковывается, становится четким и, возможно, проясняется предметный смысл, который надеется в сознании »15. И еще отрывок из «картезианской раздумий»: «Теперь мы сталкиваемся с другой поляризацией, с другой разновидностью синтеза, охватывающий вместе все особые многообразия cogitationes своим собственным особым способом, а именно, охватывает их как принадлежащие тождественному Я, которое, как действующее и как такое, что испытывает влияние, живет во всех осознаваемых переживаниях и благодаря им соотносится со всеми предметными полюсами »16.