Рецепция фильма и оппозиция кино / реальность

Конституирования феномена фильмичнои референции означает, что экранные образы уже не воспринимаются как иллюзорная реальность, а превращаются в знаки, отсылающие к чему-то внешнего по отношению к самому фильма (видимость этой ссылки мы уже продемонстрировали), поэтому появление референции непременно влечет за собой частичную диссоциацию зрителя от образов, поскольку это связано с доминированием интелигибельного момента, а также с тем, что фильмична референция подобно лингвистической референции не является непосредственным и прямым отношением, поскольку подвергается целому ряду опосередкувань.

Именно на этом этапе рассуждений мы стоим перед необходимостью разграничения фильмичнои референции и фильмичнои репрезентации. Обычно понятие референции и репрезентации отождествляются, но иногда все же дифференцируются [15, р.94]. Сделаем и мы попытка разграничить их для удобства анализа. Если в процессе фильмичнои референции доминирует интелигибельний аспекте, то в процессе фильмичнои репрезентации — чувственный (интелигибельне здесь является скрытым, о чем мы поговорим позже). Фильмична референция обязана своим появлением только активности субъекта, то есть является прагматическим эффектом, зато фильмична репрезентация конституируется на пересечении двух плоскостей: эффектах киномашинерии в широком смысле с одной стороны и высоком уровне эмпатии и психической участия зрителя с другой, поэтому наиболее характерной чертой фильмичнои репрезентации оказывается иллюзия имеющейся реальности, когда образы воспринимаются как частичная реальность (различие между фильмичним означником и референтом редуцирована), а не как автономные знаки, отсылающие к чему-то вроде внешнего относительно них и, следовательно, дистанцированно.