Кино украинской диаспоры

Кино украинской диаспоры Рассматривая достижениях украинских кинематографистов за рубежом, нельзя обойти первопричины такого явления, как обе волны украинской эмиграции, кроется в событиях 350-летней давности, когда нежинский протопоп Максим Филимонович за награду «сорок соболей по 500 рублей и 500 золотых красных» сфальшував оригинальные статьи Переяславского договора, добавив статью о церковное объединение под «благословением святейшего патриарха московского» 1 в новом договоре по 27 октября 1659 между Юрием Хмельницким и Москвой, за что получил чин епископа Мстиславского и блюстителя Киевской митрополии нелегитимно, так как за это цареградский патриарх Дионисий III подверг его анафеме. «Этим чрезвычайно важным актом московское правление не только устраняло с исторической сцены одного из самых опасных конкурентов на пути к реализации своих далеко идущих церковно-политических планов, но и облегчало себе вербовки представителей киевской науки» для более широкого развертывания культурно-религиозной труда среди отсталого московского общества » 2.

Это вербовка, часто принудительное, а главным поощряемое привилегиями, привело к тому, что все 14 ректоров и 21 префект новообразованной Московской академии за 1700 — 1753 годы были воспитанниками Киево-Могилянской академии, которая вместе с руководством церкви и монастыри этой же киевской науки » не только распространяли просвета, но и обосновывали давнюю царскую концепцию III Рима и мессианства. Превратив Украину в колонию и провинцию империи. А все таланты всегда поглощаются метрополиями. Так произошло и с украинской элитой течение более поздних веков — от способных мальчиков для церковных хоров до малороссийского дворянства из бывшей казацкой старшины, заполонившей Петербург, и образованных людей, со временем ассимилировались и способствовали переносу культурно-художественного центра из Киева на север. Этот процесс недостаточно освещен историками, литераторами, и тем более кинематографистами, хотя содержит в себе достаточно тем и сюжетов, до сих пор является источником для конфронтации в украинском обществе, а творчество кинематографистов с украинскими корнями — Бондарчука, Тарковского, Шепитько и многих других уже на постсоветском пространстве украинским назвать нельзя, хотя о влиянии Довженко иногда можно вспомнить. Причиной этой ассимиляции можно считать традиционно византийское восприятие истории, нехватка самоидентификации и отсутствие патриотизма, то есть черты, до сих пор раскалывают общество перед каждыми выборами. Это будет продолжаться, пока трактовка истории не станет предметом не только надлежащего исследования учеными и пропаганды педагогами, но и пристального внимания кинематографистов.

Политическая эмиграция в страны Западной Европы и Америки смогла на Кинотворчество не только из карьерных соображений в Голливуде, но также из ностальгии по потерянной Родине. О украинского Голливуда писал в 30-е годы Е. Скопко в своем журнале «Луч», Э. Скегар «Украинский Голливуд» (1955), Б. Берест «История украинского кино» (1962), А. Данко «Украинские фильму личности Голливуда »(1963), Р. Савицкий« Ukrainian Film Guide »4 (1980). Об украинской эмигрантскую кинопродукцию написал воспоминания М. Новак: «На страже Украины» (1979).