Марк Нестантинер: «Мы должны слышать друг друга»

Марк Нестантинер: "Мы должны слышать друг друга"Марк Нестантинер, театральный режиссер. Родился в Киеве. Окончил режиссерский факультет Киевского театрального института им. Карпенко-Карого (мастерская М. М. Рудина). Поставил спектакли «Похожий на льва» по Р. Ибрагимбекова (театр-судия на Ярославом валу); «Надеяться» за Ю. Щербаком (Ворошиловградский областной музыкально-драматический театр), «Отчий светильник» по Р. Федорива, «Сорочинская ярмарка» по Н. Гоголю (Львовский ТЮЗ), «Память» по произведениям Б. Олейника (Национальный театр имени И. Франко), «Шабашечка» по В. Тимченко, «Крыша» по А. Галине (Киевский Театр киноактера); «Идея пана Дома »по Ф. Кроммелинком (Киевский театр русской драмы имени Л. Украинский) и др., а также 1981 спектакль« Стойкий принц »по П. Кальдерону в Киевском Молодежном театре, которую так и не увидел широкий зритель вследствие официальной запрета.

С 1994 г. живет в Мюнхене. Ставит спектакли в Германии и Голландии. В ноябре 2005 г. закончил работу над спектаклем «Записки сумасшедшего» по Н. Гоголю в Государственном центре театрального искусства им. Леся Курбаса.

— Марко, вы как режиссер после довольно долгого перерыва возвращаетесь в Украину, где ваше имя в сознании театральной общественности ярко связывается с запрещенной спектаклем «Стойкий принц», история о которой уже стала театральной легендой. Природа тех или иных запретов иногда казалась просто иррациональным. Как с точки зрения сегодняшнего дня вы объясняете эти события?

— Тогда в КГБ мне объяснили, что в спектакле речь идет о духовном насилии. Я только не знаю, почему их это беспокоило, если у нас насилия не было. Даниил Лидер, посмотрев спектакль, чтобы спасать ситуацию, даже сказал, что у него возникают ассоциации с борцами Ольстера …

— Они действительно понимали то, заложенный вами, или это были их интерпретации?