О нелегалах, Орфее и варварах

О нелегалах, Орфее и варварах «Нелегалы Орфейського» поставлен совместными усилиями Дюсельдорфського драматического театра (художественным руководителем которого и является Анна Бадора), Палермского театра Гарибальди и Киевского академического Молодого театра в рамках международного проекта «Новая Европа — в ожидании варваров ?..».

Не трудно догадаться, о которых «варварах» может идти речь жителю обычной богатой западной страны в условиях непрерывного разрастания объединенной сообщества. Все фобии европейцев, страх перед экономическими проблемами, эмиграцией, коррупцией, а в далекой перспективе и угрозой потери идентичности, дают о себе знать, когда речь заходит об уже существующих, так всех потенциальных «счастливчиков» — членов Евросоюза.

Вопросительный знак в названии проекта отнюдь не случаен. Представляется, что и организаторы не стремились здесь ни утвердительных, ни отрицательных ответов. В конце концов, хорошо поставленный вопрос время также имеет вес. В этом же случае проект стал началом нового, и, пожалуй, впервые равноправного, диалога на художественном уровне.

Предложив известным литераторам Чехии, Польши, Литвы и Украины создать тексты для театральных постановок, Уния европейских театров (UTE) решила показать западному миру этих «полудиких» «недо-европейцев» такими, какими они сами себя видят. И что гораздо интереснее — показать также, как они видят ту Европу, к которой, казалось, всеми силами стремятся и в которой (также казалось?) Их так не хотят видеть. Иохим Тополь, Анджей Стасюк, Мариус Ивашкевичус. В таком контексте имя Юрия Андруховича также не кажется случайным. Тем более, по признаниям Анны Бадоры, именно совместная книга Стасюка и Андруховича «Моя Европа» вдохновила ее в свое время на идею проекта.

«Нелегал Орфейський» — «театрализованный фильм в 13 сценах» (как обозначил его сам автор) — на самом деле переосмыслена и немного осовремененная версия всем известной «Перверзии». Андруховичей Стах Перфецкий путешествует по Европе с Адой лимоном (настоящей femme fatale, в которую в конце безумно влюбляется), чтобы оказаться в старой-доброй Венеции и принять участие в международном семинаре, который напоминает скорее оргию, чем научное собрание. Правда темой семинара является уже не «Посткарнавальне бессмысленность мира» (читатели романа помнят!), А … «Новая объединенная Европа».

В речи Перфецкого в защиту «страны У» слышим уже совсем не Андруховича «Перверзий», и даже не автора «Центрально-Восточной ревизии». «Послепомаранчевых» Андрухович имеет еще меньше иллюзий и еще скептически оценивает перспективу перехода непреодолимой для многих шенгенского барьера. Хотя европейский выбор украинского для него и дальше несомненный, только уже в другом смысле: «Несмотря на вполне высокий риск попадания в тюрьму, бордель или любого другого рабства, они все равно мигрируют. Я сказал бы, что это и есть их европейский выбор — они рвутся сквозь все заграждения, колючая проволока и железные занавесы, потому что они европейцы и не могут не быть в Европе. (Гудение, одиночные аплодисменты). Они также европейцы, хотя и нелегальные ».