Слава-героям и пророкам … анафема

Пророчество в украинской политике

«Кучмилося …» — так описывал Юрий Ильенко дореволюционные политические реалии Украины. Одним глаголом описать целый период в новейшей политической истории Украины — мало кому такое под силу. И так все закучмилося сильно, что нация проснулась, нация змобилизувалася. Каждая ее часть, как умела, но главное — искренне. Оранжевую революцию художник называет исключительно «оранжевым проектом». Юрий Ильенко интуитивно уловил тот принципиальный момент, который не может отрицать ни один политолог, готов снять абсолютно все иррационально-символические, воображаемые наслоения из любых политических мегаподий. А именно то, что в любых революционных событиях нужно различать добровольную мобилизацию, гражданскую активизацию нации и политику революционных вождей, которые, по сути, используют народные массы. Степень инструментализма может быть разным, но присутствует он всегда. Вот этот инструментализм Юрий Герасимович и назвал «оранжевым проектом». А революцию как осознанный самостоятельный сопротивление нации оставил, собственно, нации.

Прошел год — и разочарованию границ нет. Художник предостерегает, что количество разочарованных может критически приблизиться к количеству украинский. Ну а что касается всех последующих размышлений Юрия Ильенко на политическую тему, в частности и относительно парламентских выборов, то писать о них, откровенно говоря, трудно. В политологов от них вообще должны были начаться профессиональные конвульсии, поскольку степень идеализма в них превзошел предел здравого смысла в сторону абсурдизации. Кинорежиссер провозгласил идею создания общенационального единого Фронта правых сил. Идея не нова, но ее интерпретация ничего общего с реальным, так сказать, имманентным политической жизнью Украины не имеет. В такой позиции художника прочитывается разочарование в том, что есть, и какое Экспоненциальное устремления вперед с попыткой найти хоть какую-то точку ее пересечения с реальностью. Нет ее и быть не может.

Единственное, что на самом деле есть, — разочарование. Так и напрашиваются вечно повторяющиеся слова: «Нет пророка в своем Отечестве». Так, нет. Мазепа умер в изгнании, на чужбине, Шевченко жил в ссылке, умер на чужбине. Пророки, по логике Юрия Ильенко, просто обязаны не принимать того, что есть, не мириться с тем, что сложилось. Лучше Анафема, чем слава, ибо Анафема — это боль, это остракизм, это плата за идеализм, за бунт против торговой выгоды, против гендлярства относительно того, что нельзя продавать и покупать. И никто этого не поймет, и никто этого не повторит, и мало кто способен такой духовный радикализм оправдать. Зал не встал в едином порыве восхищения и интеллектуального шока. И именно так должно быть. Все абсолютно правильно. Слава нужна лишь героям …