В поисках эстетического канона

В поисках эстетического канона В этом году Украина была представлена на «Молодости» пятью студенческими работами: «Попутчики» (реж. Игорь Стрембицкий), «Медвежья услуга» (реж. Евгений Алехин), «Приймак» (реж. Тарас Кушнир), «Лифт» реж. Евгений Тимохин), «Гнездо» (реж. Евгений Хворостянко). Жюри не отметило ни одного фильма, даже десятиминутный документальную ленту Стрембицкого, получившая «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском МКФ. Кроме того, и этого мизерного количества не всегда качественных работ достаточно, чтобы увидеть, какие ориентиры выбирают молодые украинские режиссеры в кинематографическом поле.

В глаза бросается отсутствие некой единой мощной традиции ( «национальной школы»), набора означникив, на который бы ориентировались все молодые режиссеры или, по крайней мере, их большинство. То есть национальная традиция у нас есть, и она, как принято считать, чрезвычайно мощная, но просмотр «молодых» фильмов свидетельствует: этой мощности хватает, не существует такого эстетического канона, которому бы никто не мог сопротивляться, и который предоставлял бы всем украинским фильмам неуловимой семейного родства.

Этот факт, правда, ни о чем не говорит, поскольку его можно проинтерпретировать как негативно, так и вполне положительно. Например, для той точки зрения, которая вынашивает национальную идею, неспособность создать достаточно влиятельный национальный жанр является очевидным провалом. В то же время для Борис Гройс лишь существование множественных эстетических канонов, связанных с дифференцированным рыночными полями, спасает нас от ужасов тотального рынка — рынка, который стал бы невиданным механизмом принуждения и контроля. Гройс вспоминает минимум о двух автономные рынки: одна — в области коммерческой массовой культуры, где эстетическое качество равняется экономической успеваемости; второй — рынок раритетных художественных товаров, сфера «высокой культуры». С первым рынком у нас, несомненно, все хорошо, а что касается второго, то остается надеяться, что и он постепенно сформируется. По крайней мере эстетические критерии, на основе которых он будет функционировать, существуют.

Итак, зритель «Молодости» увидел несоизмеримо продукцию, настолько несоизмеримые, что это время мало комический эффект. Здесь не идет речь о «Медвежью услугу» Е. Тимохина, поскольку анимация, опять-таки, вполне автономным видом с собственными законами, и она требует отдельного разговора. Но остальные четыре фильма очень хорошо иллюстрируют концепцию Гройс.