В поисках эстетического канона

Речь идет не о всей совокупности фильмов под грифом «высокое искусство», которые анализируют по критериям раритета; скорее, режиссер апеллирует к сужению поля, из анализа которого в 50 — 60-е годы во французской, а затем в американской кинотеории родилась романтическая стратегия анализа : Auteur theory. Здесь важно не столько упор на конкретные цитатах из фильмов Феллини ( «8 1 / 2»), Канэто Синди ( «Голый остров») или из «Каменного креста» Леонида Осыки (которого режиссер, по его признанию, не видел), сколько взглянуть на европейские ленты 50 — 60-х (вписаны в общий экзистенциалистские контекст) как на анонимный референтные поле, или, используя терминологию Барта, перспективу цитации, в рамках которой работает режиссер. Конкретное референтные поле, с которым идентифицируется режиссер, — это и есть жанр, поскольку авторское кино, как постулирует современная кинотеория, имеет все жанровые признаки, а именно: визуальный канон, набор зрительских ожиданий и стереотипов восприятия, механизмы дистрибуции (фестивали, Киноклуб) . Правда, высокий авторский жанр сегодня не в моде, поскольку все больше критиков даже в Украине недоверчиво относятся к «шовинистического» искусства, властным жестом навязывается массам, избегая демократической легитимации. По-моему, если у нас и была бы возможна сегодня дискуссия Евгения Хворостянка с критикой такого рода, то успех режиссера в ней зависел бы от умения избежать елитаристських претензий в пользу жанровой аргументации.

Наконец, в работе Евгения Алехина «Лифт», что следует рассматривать как тренировку режиссера перед прыжком к будущему успеху в сфере массовой культуры, видим все признаки тре-тього жанра, явно тяготеет к мейнстриму. В украинском короткометражном кино есть по крайней мере один известный прецедент такого жанра — фильм Веры Яковенко «Блондинка умирает дважды». Его признаки просты: формат глянцевого клипа, качественные пленка и звук, а главное — игра со статусом реальности, идея, которую сегодня плодотворно эксплуатирует массовая культура. Если в Яковенко действительность неразрывно переплетается с виртуальной реальностью, то в Алехина нарушается линейность времени, и настоящее идет навстречу прошлом, пока темпоральности не встречаются в одной точке (лифт). Хотя работа Алехина довольно слабая (особенно в плане диалогов), ее спасает последовательная привязанность к определенному жанру, в Украине вполне признанного: во-первых, она связана с новыми успешными тенденциями Голливуда, во-вторых, как и в случае Кушнира , она имеет предшественника, получивший признание «извне» по описанной выше логике: фильм «Блондинка умирает дважды» был создан в рамках проекта «Кино за неделю» (Берлинале, 2003).