Венеция-61: незамеченный скандал

Тягучими и скучными оказались и две славянские картины — греческий «Доставка» Никоса Панайотопулоса и российский «Удаленный доступ» Светланы Проскуриной (русскую картину угрожают, греческий, пожалуй, тоже, но я до конца не выдержала. Ученица и соавтор Сокурова, абсолютно зависима от стиля своего учителя, Проскурина получила в 1990 году главный приз в Локарно за фильм «Случайный вальс» (очевидно, именно тогдашние связи с Мюллером сыграли свою роль теперь), с тех пор игрового кино не снимала. Ее новая лента натужно рассказывает о страстная любовь, в которое зрителям очень трудно поверить, глядя на стерилизованных персонажей: доступа к эмоциям нет, в этом смысле название фильма абсолютно адекватна.

Америка в конкурсе была представлена четырьмя работами. Кроме «Палиндромы» и «Рождение», о которых уже говорилось, это фильмы двух «пришельцев»: из Германии — «Земля изобилия» Вима Вендерса и из Индии — «Ярмарка тщеславия» Миры Наир. Вим Вендерс, который уже давно осуществил творческий суицид, рассказывает о параноидальной ситуацию в Америке после 11 сентября, но даже и такую интересную тему можно испортить, если режиссеру нечего сказать. Зато экранизация «Ярмарке тщеславия» Миры Наир оказалась живой, динамичной и красочной.

Достаточно объемно было представлено восточное кино: 7 фильмов, среди которых израильская «Земля обетованная» Амоса Гита (неожиданно интересна, сравнивая с предыдущей неудачей этого режиссера на прошлогодней «Мостре») — почти догмивська номадические сага о русских проституток, привезенных в Израиль; иранские «Бездомные собаки» Мизрах Мешкини (жена знаменитого иранского режиссера Мохсена Макмалбафа, обе дочери которой тоже активно снимают кино, не очень складно пыталась сделать неореалистичну сказочку о афганских детей: бездомные братик и сестричка мечтают попасть в тюрьму, чтобы иметь крышу над головой).

Япония предложила два фильма: «Кофейня« Люмьер »» Хоу Хсяо-Хсин (даже посвящение Ясудзиро Одзу не спасла этот фильм от тягучости), и аниме «Странствующий замок совы» Хаяо Миядзаки (это впервые анимационный фильм попал к конкурсу « Мостра », однако, в отличие от аналогичного прорыва на« Берлинале », где два года назад Миядзаки получил« Золотого медведя », здесь японский аниматор обошелся скромной наградой за технический вклад).