барокко

Кино обратных перспектив

Кино обратных перспектив 14 лет украинской независимости — время упадка украинского кино. Современное кино-и медиапространство — продукция в основном, с брендом «Made in Russia». Но после чотиринадцятиричних вагантивських путешествий, сцены убийства и издевательства больше не предопределяют даже чувство ужаса. За это время медиа-рынок нивелировал эстетические категории красоты, сочувствие. Кино сегодня — это и порнография, и насилие, и инфантилизации … и только не кино в смысле эстетическом. Да и события в самых кассовых кинолентах — не украинские, а российские.

«Высококачественная» продукция, которую видим на экранах, имеет немалое влияние на наше сознание и подсознание. Дмитрий Лихачев в свое время дифференцировал культуры на два типа: первичные и вторичные. Первичный тип — это, например, культура периода классицизма, реализма. Вторичные — это миры, в которых человек формирует свой реальный мир на проекции универсума, мира сверхчеловеческого, трансцендентального, вечного: эпохи барокко, романтизма, модернизма. Несмотря на то что Лихачев писал о культуре, а не о медийный масскульт, эта аксиома срабатывает и в этой системе координат.

Лабиринты барочных снов

Лабиринты барочных снов Воплощение драматургии исторически отдаленных эпох средствами современного театра — непростая режиссерское задача, с которой справляются единицы. Среди них — талантливый киевский режиссер Андрей Приходько. В его спектаклях неизменно поражают глубина и точность интерпретации, совершенное владение сценической речью (в которой гармонично поедуються визуальные, вербальные, музыкальные и ритмические элементы), замечательные актерские работы и непостижимое умение приблизить любой текст к настоящему, избегая этажного «модернизации».

Не стала исключением и новая постановка «Жизнь — это сон» (по П. Кальдерону), премьера которой состоялась 7 октября в Театральном центре Киево-Могилянской академии.